Интервью с Олегом Погудиным

Вы любите слушать романсы? Они прекрасны и проникновенны, хоть насчитывают не такое большое количество поклонников, как современные поп направления. И все же этот факт не мешает Олегу Погудину, народному артисту России, собирать полные залы, исчисляемые тысячами поклонников его творчества. В марте артист посетит Лондон, и у вас будет прекрасная возможность лично убедиться в этом.

- Олег Евгеньевич, вы работаете в очень специфическом жанре, у романсов едва найдется много поклонников, и все же вы очень популярны и собираете полные залы. Это заслуга имени или продюсеров?

- У меня никогда не было продюсеров, поэтому работает исключительно мое имя. За двадцать лет на сцене и с такой историей за плечами я обзавелся своей публикой, которая с годами растет. Продюсер – это человек, который делает все необходимое, чтобы состоялось какое-то мероприятие. Я не умаляю участи этой профессии, ведь кому-то на эстраде действительно нужна помощь с этим, но у меня такой необходимости не возникало.

- Но без продюсера тяжело осуществить пиар. Нельзя же просто на столбах расклеить афиши и ждать полный зал зрителей?

- Именно так мы и сделали в Воронеже, просто расклеили везде афиши и люди пришли (улыбается).

- Вы редко даете интервью и не рассказываете о своих увлечениях, личной жизни и т.д., что делает вас непохожим на других артистов.

- Это моя позиция, не распространяться о своей личной жизни, и ее я не изменю. Насчет своих увлечений и времяпровождении говорю лишь там, где это уместно. Например, я спокойно могу ответить на вопрос о практичности и удобстве своего автомобиля. Но говорить целенаправленно журналистом, мол, смотрите, какая у меня машина – нелепо.

Я человек творческий, и в первую очередь мне хочется, чтобы внимание общественности было сосредоточено на нем, а не на моем костюме, часах или любовных сплетнях. Некоторые артисты ставят известность выше творчества, это неприятно. Разумеется, финансы далеко не последний вопрос, но нельзя ставить его выше творчества, зритель это почувствует. Когда человек зарабатывает эксплуатацией собственной известности, а не художественной деятельностью, это уже другая профессия.

- Вы когда-то говорили, что мечтаете создать собственный театр.

- Не думаю, что эта мечта сбудется, во всяком случае сейчас она не сбывается. Увы, я столкнулся с циничной коммерцией. Дадите денег – мы предоставим помещение, и делайте там, что хотите, а нет денег – то и говорить не о чем. И совершенно безразлично людям, если пытаешься донести, что эти намерения во благо культуры или художественным ценностям. Должен признаться, я не особо расстраиваюсь из-за неудачных попыток поиска, ведь так у меня больше времени на мою основную деятельность.

- Есть немало случаев, когда частные лица могут помочь в этом вопросе, как делает, например, Матвиенко, которая может выделить помещение с низкой арендой. Вы вините государство в том, что не получается с театром?

- К государству я отношусь лояльно и понимаю его идею, ведь без него при анархии жизнь была бы невозможной. Мы насквозь подчинены государству и не можем быть независимыми от него. Есть вещи, которые опустить нельзя, а есть вопросы второстепенной важности, которыми можно манкировать.

- Какие, например?

- Например, я считаю, что в нашей стране происходит культурная катастрофа глобального масштаба. Я считаю, что имею право так утверждать, поскольку я нахожусь в этих кругах. Вы можете заметить даже со стороны, как ухудшился наш образовательный процесс. В школах делают упор на точные науки, развивают логику и приучают к иностранным языкам. Я не спорю, все это очень важно, но даются эти знания в ущерб культурного развития детей. Чтоб в этом убедиться, достаточно посмотреть по сторонам, находясь на улицах Петербурга.

- Согласитесь, подросткам не очень интересны романсы, это приходит с возрастом, когда романс становится более понятен. Возможно, это происходит из-за того, что молодые не смогли или не успели еще пережить те чувства, о которых идет речь в романсах?

- Насчет восприятия – не соглашусь. Я уже говорил, что в стране идет понижение культурного уровня, поэтому и такая возрастная градация появилась. Романсы одинаково хороши для всех возрастов. Пусть школьникам не знакомы чувства высокой любви, но они все равно улавливают суть, могут насладиться милозвучной, приятной и гармоничной музыкой.

Вспомнить мою молодость. Мы жили в Ленинграде, и считалось очень постыдным, если семья не посещала Филармонию или Кировский театр, а сейчас этого вовсе нет, разве что в единичных случаях. Человек, любящий романс, не может быть не воспитан культурно. Очень важно не просто услышать романс, а прочувствовать его, а русскому человеку, или русскоговорящему, это я считаю, дано как никому другому. Поэтому приходите на выступление в Лондоне всей семьей, берите детей, проведите с ними заранее беседу. Возможно, у них не проснется вдруг любовь к романсам, но этот вечер они однозначно запомнят, и, возможно, в будущем, у них возродятся теплые воспоминания о нем, и побудят сходить в театр, или в Филармонию.